Что происходит в ОПЗЖ после санкций и дел против Медведчука

Что происходит в ОПЗЖ после санкций и дел против Медведчука

02.11.2021 0 Автор antikoronline

Соцопросы показывают ОПЗЖ около 13% процентов поддержки избирателей и третье либо четвертое место среди других политсил. Партия так и не смогла полностью оправиться после февральских санкций и возобновить свои рейтинги. Как это повлияло на ситуацию внутри «Оппозиционной платформы – За життя» – ниже в материале РБК-Украина.

В начале года «Оппозиционной платформе – За життя» удалось впервые вырваться в лидеры соцопросов. Политсила спустя полтора года после выборов сумела склонить к себе бывших сторонников «Оппоблока» и вернуть часть избирателей, проголосовавших за «Слугу народа».

ОПЗЖ уже примеряла на себя роль основного оппонента власти, для этого у партии был крупнейший медийный и финансовый ресурс. Но февральские санкции против Виктора Медведчука и связанных с ним телеканалов изменили расстановку сил. И не только в электоральных рейтингах, но и внутри самой партии.

В политических кругах допускали, что после ослабления Медведчука в ОПЗЖ произойдет разлом и одна из групп влияния захочет избавиться от другой. Эти дискуссии подогревало перманентное напряжение между руководством политсилы, которое они старательно скрывают от публики.

О том, что внутри партии не все гладко, сторонние наблюдатели могут судить по косвенным признакам, как, например, эмоциональные выпады Ильи Кивы или внесения Сергея Левочкина и его сестры Юлии в санкционные списки Кремля.

Но, вопреки расхожему мнению, раскола в партии не произошло. Два центра влияния внутри ОПЗЖ держатся вместе, по крайней мере, пока это выгодно обеим сторонам.

Выгодный союз

Группа Юрия Бойко и Сергея Левочкина внутри «Оппоблока» в конце 2018 года увидела на политическом горизонте более перспективного союзника. Объединившись с партией «За життя» Виктора Медведчука и Вадима Рабиновича, «газовики» стремились расчистить электоральный коридор для единого кандидата от условного бело-голубого лагеря.

Не все случилось так, как им хотелось. Мало кто из системной политической элиты смог предвидеть рывок Владимира Зеленского и его политсилы. К тому же часть «Оппоблока», не пожелавшая вступать в новый союз, выдвинула на президентских выборах своего кандидата – Александра Вилкула. И в итоге весной 2019 года Бойко финишировал четвертым. Но через несколько месяцев на парламентских выборах консолидация рейтинга обеспечила «Оппозиционной платформе – За життя» вторую по численности фракцию в Верховной раде.

По сути, каждая из сторон новой партии оказалась в плюсе. Но несмотря на формальное объединения, в ОПЗЖ сохранилось двоевластие. Все ключевые решения принимаются стратегическим советом политсилы. В него входят четверо человек: его глава – Медведчук, два сопредседателя партии – Бойко и Рабинович, а также глава исполкома – Левочкин.

Контроль над партией распределен между ее «акционерами» поровну, в такой же пропорции они поделили руководство региональными партячейками по стране. Автономность групп проявляется и в отношениях с Банковой.

Собеседники в президентской команде утверждают: если у Медведчука обрезаны пути к ОП, то у «газовиков» этот контакт не теряется – например, они предлагают вывести Бойко вместе с Зеленским во второй тур следующих выборов.

Пожалуй, главное противоречие между двумя группами – в разнице во взглядах на то, как Украине выстраивать отношения с Россией. Но равновесие сил и вложений годами удерживало их союз, вопреки проступающим разногласиям. В активе Левочкина и Бойко был «Интер» и рейтинговый лидер. Тогда как у команды Медведчука и Рабиновича – три информационных телеканала и крупный денежный ресурс.

Взаимовыгодный баланс был нарушен, когда Офис президента развязал войну против одного из центров влияния внутри ОПЗЖ. Летом под санкции попал другой близкий к политсиле миллиардер – Дмитрий Фирташ. Но его соратников Левочкина и Бойко они не задели, а сам Фирташ, как утверждают собеседники в «Оппоплатформе», далек от партийных дел.

Санкции Банковой и дела против Медведчука, по крайней мере на время, приглушили его шансы стать единоличным лидером ОПЗЖ. Сейчас политик остается под домашним арестом. Попытка запустить новый телеканал «Первый независимый» не увенчалась успехом. Провайдеры отключили доступ и к нему, вещание осталось только на Youtube. Внезапный поход супруги Медведчука, телеведущей Оксаны Марченко в большую политику, похоже, также был поставлен на паузу.

В самой ОПЗЖ утверждают, что внутрипартийное влияние Медведчука после санкций никак не изменилось. «С точки зрения его влияния внутри партии они (санкции, – ред.) не повлияли. Конечно, они мешают ему работать, они незаконны», – сказал в разговоре с РБК-Украина народный депутат от этой политсилы Николай Скорик.

Имея достаточно ограниченные инструменты, группа Медведчука и Рабиновича теперь вынуждена еще больше держаться за своих партнеров. Правда, напряжение между руководством ОПЗЖ по-прежнему остается предметом обсуждения в политических кругах. Есть три наглядных истории, произошедших в последнее время, которые это демонстрируют. Первая – медиа, принадлежащие «газовикам», не обеспечили информационную опору Медведчуку.

Второй показательный момент: в конце августа Сергей Левочкин и его сестра Юлия тоже оказались под санкциями. Только не со стороны Украины, а в РФ. В ОПЗЖ достаточно лаконично комментируют эту тему. Скорик предположил, что российские санкции в отношении его коллег – это «ошибка и она будет исправлена».

Тогда как собеседники издания в команде власти и экспертных кругах допускают, что к этой истории приложил руку Виктор Медведчук. Так он якобы захотел немного осадить группу Левочкина — Бойко с помощью рычагов влияния в Кремле.

«Думаю, что это вопрос к Медведчуку. Это традиционный для него способ поквитаться со своими оппонентами или врагами, к которому он прибегает время от времени», – считает политолог Кость Бондаренко.

Он напомнил, что в декабре 2018 года уже имела место похожая ситуация, когда Москва ввела санкции против части «Оппозиционного блока». Тогда в партии как раз оформлялся раскол: «газовики» пошли на объединение с Рабиновичем и Медведчуком, за что в результате их исключили из фракции «Оппоблока».

Все, кто проголосовал за изгнание однопартийцев, даже открытые симпатики России, спустя месяц оказались под санкциями РФ. Те же, кто не поддержал это решение или отсутствовал во время голосования, в очередной кремлевский список не попали, отметил Бондаренко.

Третий эпизод случился в сентябре, когда нардеп Илья Кива в достаточно грубой манере обвинил Юрия Бойко в том, что он дал добро на продажу франшизы ОПЗЖ в Полтавской области. Спустя месяц Кива заявил, что Бойко и Левочкин добились его исключения из партии. Произошло это якобы на конференции Полтавской облорганизации. За Киву вступился один из лидеров ОПЗЖ Вадим Рабинович. Затем на официальном сайте политсилы опубликовали заявление, в котором опровергли эту информацию.

Народный депутат Нестор Шуфрич допустил, что это была всего лишь эмоциональная оговорка Кивы. Он утверждает, что никакой перспективы раскола в ОПЗЖ нет, а ситуация с санкциями, наоборот, их сплотила.

«Мы сейчас с максимальным вниманием относимся ко всему, что касается ситуации с Виктором. Мы считаем действия властей в отношении Медведчука незаконными и неконституционными, абсолютно убеждены в его невиновности относительно двух предъявленных ему подозрений», – сказал РБК-Украина нардеп.

Прагматичный подход

От санкций, введенных Зеленским, косвенно пострадала вся ОПЗЖ. Буквально за считанные недели политсила потеряла лидерство в соцопросах и около пяти процентов рейтинга. Из последних опросов, проведенных КМИС и Центром Разумкова, следует, что в октябре «Оппозиционная платформа – За життя» могла бы набрать 13% голосов избирателей.

По оценке Костя Бондаренко, ОПЗЖ взялась окучивать электорат КПУ, а не Партии регионов. Этим и объясняются невысокие показатели ее рейтингов, считает политолог.

«Абсолютно закономерно, что партия охватила свои 10-15%, которые им показывают социологи. У коммунистов в 2012 году тоже было 10%. Плюс внутри ОПЗЖ есть некая дихотомия. Есть группа Медведчука и Рабиновича и есть группа Левочкина и Бойко, которые постоянно ведут себя как соперники. И 90% полезной энергии они попросту используют друг против друга», – обратил внимание эксперт.

В самой ОПЗЖ утверждают, что многие респонденты во время опросов попросту боятся озвучивать свои реальные электоральные симпатии. По словам Шуфрича, внутренние исследования партии показывают несколько другие цифры.

«Мы довольны и теми результатами, которые сегодня публикуют социологические компании, и теми показателями, которые есть в наших закрытых исследованиях. Те опросы, которые проводят наши эксперты, несколько лучше – они тоже показывают стабильное второе место после «Слуги народа», – уверяет Нестор Шуфрич.

У ОПЗЖ было небольшое снижения поддержки сразу после отключения телеканалов и введения санкций, говорит директор группы «Рейтинг» Алексей Антипович. Дальше ее рейтинги оставались стабильными вплоть до отставки главы Верховной рады Дмитрия Разумкова.

«У части избирателей «Оппозиционной платформы – За життя» появился альтернативный выбор. И теперь незначительное снижение поддержки этой партии случилось за счет перетока к Разумкову. Эти перетоки не катастрофические для ОПЗЖ. Но в целом ее электорат достаточно тепло относится к экс-спикеру», – сказал социолог. Он полагает, что дальнейшее укрепление рейтинга Разумкова может ослабить электоральные позиции «Оппоплатформы».

Если переток процентов к экс-спикеру и есть, то он мизерный, считает Шуфрич. Главная база для формирования рейтинга Разумкова – это электорат Зеленского и «Слуги народа», настаивает депутат.

«Разумков не будет нам конкурентом по следующим причинам. Он разделяет принцип евроинтеграции, он за вступление Украины в НАТО и придерживается тех взглядов, которые противоречат принципам сторонников «Оппозиционной платформы – За жизнь» в их абсолютном большинстве», – говорит нардеп.

Еще один политик, играющий на том же поле, что и ОПЗЖ – это Евгений Мураев и его партия «Наши». Усиление его рейтинга может негативно сказаться на позициях «Оппоплатформы», считает Антипович.

«Это не Разумков, который не совсем или даже полностью не соответствует электоральной нише ОПЗЖ. А вот Мураев – это точно та же ниша, только более современная, достаточно «зубастая», образованная. Там также есть перетоки, и рост Мураева будет приводить к падению рейтинга ОПЗЖ», – допустил директор группы «Рейтинг».

Третья политсила, которая может потенциально сразиться за избирателя условной Партии регионов – это «Украина – наш дом» Бориса Колесников. Правда, после презентации партии полгода назад ее не сильно видно в информационном пространстве. По словам нескольких собеседников в ОПЗЖ, никаких переговоров об объединении ни с Мураевым, ни с Колесниковым на данный момент нет.

***

Рейтинги – это один из ключевых факторов, сдерживающих ОПЗЖ от распада. Руководство партии по обе стороны баррикад наверняка осознает, что их «развод» неизбежно обернется дроблением электората. Тогда на одном поле уже будет играть не три, а четыре проекта и больше. Это явно не самая устойчивая почва, чтобы вывести Бойко во второй тур президентских выборов.

«Есть некоторые семьи, которые уже давно ненавидят друг друга, но боятся разводиться, потому что придется делить общее имущество. Так же и ОПЗЖ – будут жить в рамках одной политической силы, потому что не очень хочется делить имущество», – прогнозирует Кость Бондаренко.

И хотя в обозримом будущем раскол «Оппозиционной платформе – За життя» не грозит, подковерного соперничества группам, вероятно, не избежать. Формальное партнерство будет сохраняться ровно до тех пор, пока это будет им выгодно. Но, как показывает украинская политическая история, любые партийные разводы и союзы происходят обычно ближе к выборам.